(495) 974-12-62 (тел./факс)
info@advocation.ru
pressa@advocation.ru

Москва, Ананьевский пер., 5С12, оф 161
м.Сухаревская, схема проезда

  Главная Услуги Новости Статьи Полезное Контакты  

Кто виноват? Что делать?
19.12.2019

Вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» являются крылатыми словами русской литературы. «Кто виноват?» и «Что делать?» это названия двух русских романов, написанных соответственно Герценом и Чернышевским. Несмотря на свою конкретность в постановке этих двух вопросов найти на них конкретного ответа порой не представляется возможным.
В данной статье я хотел бы в очередной раз затронуть тему преступности, но посмотреть на нее несколько другим взглядом, отойдя от общего к частному.
Преступность является одним из немногих явлений в жизни общества, которые определяют уровень его безопасной жизнедеятельности. Уровень преступности напрямую зависит от состояния различных сфер общественного развития, таких как: экономика, политика, культура, социальная сфера, морально-психологическая среда и др. Государство и общество прилагают много усилий и тратят свои ресурсы, как на борьбу, так и на противодействие её развития. Преступность является индикатором, позволяющим оценить не только экономическое и социальное благополучие общества, но и обнаруживать дефекты в деятельности системы правоохранительных органов, в судебной системе.
Для оценки картины в целом приходится прибегать к анализу статистических данных, которые в любом случае являются далеко неоднозначными. А уж если вспомнить крылатое выражение: «Есть три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика» - авторство которого приписывается Марку Твену – то ко всем статистическим данным необходимо относится предельно внимательно. Но в любом случае без таких данных невозможно обойтись.
Анализ современной преступности в России позволяет делать вывод о её высоком уровне состояния. Гигантский всплеск преступности в 1990-е, связанный с крушением советской системы пошел на снижение с начала 2000-х годов. Здесь бы стоило порадоваться наметившейся динамике, но если взять более ранний период, предшествующий развалу Советского Союза и наше время то мы увидим, что за 30-летний советский период (1960–1990) они выросли в 3,3 раза с 361 до 1 243 (коэффициент интенсивности преступности). А за последующее 15-летие (1990–2005) коэффициент увеличился еще в 2 раза (2005 г. он был 2 477), достигнув максимума в 2006 г. с показателем в 2 700 преступлений, приходящихся на 100 тыс. чел.
В 2012 г. коэффициент интенсивности преступности составлял 1 609, что значительно выше уровня 1990 г. В целом, можно было бы отметить волнообразный характер динамики состояния российской преступности с тенденцией поднятия «волны» преступлений в одной сфере при понижении в другой и сохранении некой стабильности в третьей. Например, стабильно и на очень высоком уровне остаются преступления, связанные с кражами и хищениями чужого имущества (они всегда и во все времена занимали первое место среди преступлений и составляли от 30 до 40 % от общего числа). Убийства и иные тяжкие насильственные преступления оставались в своем стабильном коридоре с некоторой динамикой снижения в последние годы. Сегодня в среднем это 2-3 % от всех совершаемых преступлений. Абсолютно противоположная картина в сфере незаконного оборота наркотиков. Например, если на 1985 год преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков приходилось 15,8 тыс. преступлений, то в 2015 году – 236,9 тыс.
На протяжении длительного времени преступления в сфере незаконного оборота наркотиков прочно удерживали второе место (от 9-10 % от всех преступлений) после краж. Однако в последнее время на второе место вышли преступления, связанные с экономическими преступлениями, в частности мошенничеством (от 11-12 % от всех преступлений).
Как в России, так и во всем мире самым распространенным видом экономического преступления является незаконное присвоение активов. Их число, однако, снизилось в РФ до 53% в 2018 году с 72% в 2016 году. В мире, по данным опроса, уровень данного вида мошенничества снизился до 45% с 64%. На второе место вышли взяточничество и коррупция (41% по сравнению с 30% в 2016 году). Третьим наиболее распространенным видом мошенничества в России является мошенничество в сфере закупок товаров и услуг.
Почему выросло количество преступлений в сфере мошенничества? Конечно, рост преступлений напрямую связан с экономическим состоянием в стране. Осложнение финансовых условий ведёт к развитию мошеннических схем - во всех сферах общественной жизни, а также играет роль социальный фактор, так как граждане становятся беднее, и одни пополняют статистику по хищениям чужого имущества, другие - повышают рост преступлений в экономической сфере. На январь-май 2019 года преступления в сфере мошенничества составили 12,2 %.
Существуют три фактора, способствующих мошенничеству: возможность или способность совершить экономическое преступление; определенный стимул или внешнее давление; возможность обосновать совершенное экономическое преступление / самооправдание. Это так называемый «Треугольник мошенничества». Автором теории «треугольника мошенничества» – трех элементов, которые являются предпосылками совершения мошенничества, связанного с профессиональной деятельностью, является Дональд Кресси.
Последствия мошеннических действий в первую очередь измеряются финансовыми убытками, отрицательно влияют не только на экономическое развитие, но и на морально психологический климат, как в отдельно взятых компаниях, так и в более глобальных масштабах государства,
То есть, подводя некий статистический анализ можно сделать вывод, что количество экономических преступлений растет. Такая статистика роста заставляет задуматься над важными вопросами. Растет ли уровень экономической преступности в стране как факт или только наша информированность о ней? И все ли преступления сегодня, которые напрямую квалифицируются правоохранительными органами как совершенные по ст. 159 УК РФ таковыми являются?
Не уходя дальше в аналитические дебри и не пытаясь в данной статье найти ответы на все поднятые проблемы, я бы хотел остановиться на еще одном моменте, который, по моему мнению сегодня является очень актуальным.
Сегодня предпринимаются попытки со стороны правоохранительных органов криминализировать гражданско-правовые отношения, вывести их из юрисдикции арбитражных споров в область уголовного судопроизводства. И за частую участниками таких отношений становятся лица, представляющие (защищающие) интересы доверителей, а именно: адвокаты и юристы.
Сегодня мы видим, что субъектами упомянутой ст. 159 УК РФ уже становятся адвокаты и юристы, которые в силу своей профессиональной деятельности оказывали квалифицированную юридическую помощь или юридическую услугу, делающие это на возмездной основе.
И именно размер возмездности работы адвоката и/или юриста становится пристальным вниманием правоохранительных органов. То есть, уже не рынок, ни договорные отношения являются регулятором этой возмездности, а чье-то субъективное мнение, что данная работа «не может столько стоить».
Общие претензии следственных органов формулируются как заключение фиктивных договоров с целью хищения денежных средств. Заключение соглашений на оказание юридической помощи представляются как маскировка преступления под гражданско-правовые отношения.
Экономические споры переводятся в уголовную плоскость и гражданско-правовые споры, возникающие по факту оказания юридических услуг, решаются в рамках не гражданских, а уголовных дел. А нарушения внутренних процедур заключения договора, принятых на предприятии, являются снованием не предъявления исков об убытках к руководителям предприятия, а основанием для возбуждения уголовного дела против всех лиц, заключивши договор, в том числе против адвокатов.
Отношения между адвокатами, юристами и их доверителями криминализируются, что противоречит не только закону, но и обычаям делового оборота.
А как итог: пополнение той пресловутой статистики, о которой я говорил чуть выше. Вот рост преступности, которая объективно таковой не является. Но ладно бы это ухудшало только статистические данные. Думаю, что здесь не стоит рассуждать о принципиальных различиях между гражданско-правовыми спорами и уголовным судопроизводством, а главное с теми последствиями с которыми сталкиваются участники как на стадии предварительного следствия, так и последующего судебного.
В подтверждение выше сказанного хочу привести несколько примеров.
Так например, уголовное преследование главы ЗАО «Экоправо» Дмитрия Дьяконова и бывших руководитель ФГУП «ГКНПЦ им. М. В. Хруничева», обвиняемых в растрате 368,7 млн руб. Дело возбуждено по ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере), а также ч. 2 ст. 327 УК РФ (подделка официальных документов и использование заведомо поддельных документов). В 2007–2014 годах сотрудники ЗАО «Экоправо» оказывали предприятию услуги по проверке налоговых начислений и обжалованию выявленных нарушений в арбитражных судах. Фирма получала от ГКНПЦ им. Хруничева 22 тысяч евро в месяц плюс 5% от сумм, на которые в результате ее деятельности уменьшились потери предприятия. Сотрудниками юридической фирмы проведено свыше 140 таких дел, благодаря чему предприятие сэкономило не менее 5,4 млрд. руб.
Уголовное дело в отношении юриста С. Буданова, который обвиняется в покушении на мошенничество.
Являясь представителем одного из конкурсных кредиторов в деле о банкротстве, используя решение арбитражного суда, которым была признана недействительной сделка по зачету между контрагентами (должником ООО «Голденберг» и физическим лицом), фактически восстановил задолженность физического лица перед ООО «Голденберг». Однако, ему предъявлено обвинение о том, что он, вступив в сговор с представителем конкурсного управляющего, подал исковое заявление в Кунцевский районный суд города Москвы к физическому лицу-должнику ООО «Голденберг».
Дело в отношении адвоката Сергея Юрьева (Коллегия Адвокатов «Межрегион»), возбуждено по ч.4 ст.159 УК РФ. Благодаря законотворческой деятельности «Межрегиона» удалось провести изменения в Бюджетном кодексе РФ, позволяющие Госкорпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации на законном основании оставлять на своем балансе средства, заработанные ею за оказанные услуги по аэронавигации, а это почти 12 млрд руб. в год. «Межрегион» за время своего сотрудничества с партнером «отбил» сотни штрафов и предписаний. Адвокаты постоянно участвовали в арбитражных спорах, например с подрядчиками, которые строили для госкорпорации различные объекты, и в уголовных процессах. Наиболее яркий пример— разбирательство по делу о катастрофе Falcon, в которой погиб президент французского концерна Total Кристоф де Маржери, в котором интересы ОРВД представляли адвокаты МКА «Межрегион».
Однако, по мнению следствия, Сергей Юрьев похитил денежные средства Госкорпорации на сумму более 970 млн руб. Сегодня Сергей Юрьев находится под стражей.
Уголовное дело в отношении другого адвоката Игоря Третьякова, обвиняемого в незаконном получении за свои оказанные услуги 332,5 млн руб. в рамках арбитражных споров между Государственной корпорацией «Роскосмос» и АО «НПО Лавочкина». Обвинение также предъявлено бывшему генеральному директору предприятия Лемешевскому С.А. и руководителю юридического департамента Аверьяновой Е.В.
В результате работы Игоря Третьякова с его привлеченными юристами по многим делам были вынесены решения о полном отказе в удовлетворении исков к АО «НПО им. Лавочкина С.А.» или существенном уменьшении требований. Из общей суммы 5,7 млрд. рублей заявленных исковых требований при помощи Третьякова и его юристов АО «НПО Лавочкина» удалось отбиться от претензий на 5,5 млрд. руб., что явилось основанием для оплаты гонорара успеха в размере 330 млн. руб.
Из последних дел можно назвать дело Аэрофлота, где в мошенничестве обвиняются адвокаты Дина Кибец и Александр Сливко. По версии следствия, в 2015–2016 годах Александров, действуя в составе организованной группы с Давыдовой и адвокатами Сливко и Кибец, с целью хищения денежных средств ПАО «Аэрофлот» организовал заключение с данными адвокатами 4 договоров на оказание юридических услуг. Согласно всем отчетным документам (актам выполненных работ) работы были выполнены и приняты заказчиком. Однако следствие считает, что выполнение указанных работ фактически осуществлялось сотрудниками юридического департамента ПАО «Аэрофлот», а все отчетные документы содержали недостоверные сведения об объемах выполненных работ.
Стоимость услуг сторонних юристов (адвокатов) в период 2016–2018 годов составила не менее 250 млн. руб., которые были перечислены на счет коллегии. В результате пока адвокаты находятся под арестом и содержатся в следственном изоляторе.
То есть, как видно из приведенных примеров даже достижение положительного результата в работе не гарантирует претензий от правоохранительных органов. Происходит дискредитация адвокатских гонораров, в том числе и путем их искусственной криминализации. Претензии зачастую заявляются не доверителями, а иными лицами: недовольными оппонентами, акционерами, контролирующими органами. Попытки сторон соглашения гарантировать качественную работу юристов и путем включения условия о премировании в случае, если в результате работы юристов, будет вынесено положительное решение, а также минимизировать выплаты юристам в случае проигрыша дела, представляются контролирующими органами как «торговля правосудием».
Естественно, что дать полноценный анализ приведенных примеров, а также привести еще целый ряд уголовных дел, не представляется возможным, однако, как практикующий адвокат хочу заметить, что такая тенденция на сегодняшний день сохраняется и поэтому, она требует разрешения. Нельзя допустить динамики подобных процессов.
Так кто же виноват и что делать? Ответ на этот вопрос, как было сказано в начале статьи, не может быть простым и однозначным. Это системное разрешение проблемы, которое состоит из многих компонентов и составляющих. Но, чтобы не превратить поиск ответа в хождение по замкнутому кругу, одним из главных требований является исполнение компетентными лицами возложенных на них обязательств.
Как это ни банально прозвучит, но все субъекты, затронутых правоотношений и следователь, и прокурор, и судья, и адвокат и юристы в первую очередь должны руководствоваться только буквой закона, а законодатель обязан пристально и внимательно следить за всеми изменениями и потребностями жизненных реалий, не доводя до перекосов и деформаций. Главный вопрос состоит во времени, которое на это понадобится.
На словах все просто. Но сколько веков понадобилось Европе, на которую мы часто любим ссылаться как на эталон права и закона, преодолеть период инквизиции? Сколько столетий там полыхали костры, унесшие сотни тысяч людей, обвиненных в ереси.
Сегодня они платят своей свободой, находясь в следственных изоляторах пока идет процесс разрешения этих перекосов. Их судьбы станут примерами для нас, а может быть и поводами последующих законодательных изменений. Как, например, история с гонораром успеха. Когда дело адвоката Третьякова И.А. только начиналось, его «гонорары успеха» прямо назывались «выводом денежных средств с предприятия», или «космическими зарплатами». Сегодня по «гонорару успеха» уже есть закон, который вступит в силу уже через несколько месяцев. И сколько времени будут «полыхать наши костры»? История повторяется!?

Адвокат АК «Третьяков и Партнеры»
Шостак С.А.
19 декабря 2019 г.
supersplav@mail.ru

тел. 8 (495) 974-12-62

2018 © Адвокатская контора "Третьяков и партнеры" — сопровождение процедуры банкротства предприятий. Rambler's Top100

новости