(495) 974-12-62 (тел./факс)
info@advocation.ru
pressa@advocation.ru

Москва, Ананьевский пер., 5С12, оф 161
м.Сухаревская, схема проезда

  Главная Услуги Новости Статьи Полезное Контакты  

Признание сделки недействительной, защита прав добросовестных приобретателе

Признание сделки недействительной в свете защиты прав добросовестных приобретателей: вопросы толкования и применения норм права

21 апреля 2003 года Конституционный Суд России принял Постановление № 6-П, в котором было дано конституционно-правовое толкование норм права, содержащихся в пунктах 1 и 2 статьи 167 ГК РФ. По-видимому, целью этого толкования было достижение единообразного понимания и применения таких способов защиты гражданских прав, как признание недействительной сделки и применение последствий ее недействительности при наличии возможности применения другого способа защиты гражданских прав (а именно: права собственности) – истребования имущества у добросовестного приобретателя (ст. 302 ГК РФ). Другими словами, Конституционный Суд попытался устранить так называемую конкуренцию реституционных и виндикационных исков, или, проще говоря, не допустить применения двусторонней реституции (общее последствие недействительности сделок) в отношении добросовестных приобретателей по недействительным сделкам.
Последствия издания Конституционным Судом РФ рассматриваемого Постановления превзошли все ожидания как добросовестных приобретателей, так и недобросовестных приобретателей, к вящей радости последних, т. к. доказать недобросовестность приобретения в суде очень сложно.
Так, в соответствии с п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге), возместить его стоимость в деньгах – если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Применение указанных норм в спорах о признании недействительными сделок, связанных с отчуждением имущества, влекло возврат собственникам имущества, переданного ими по недействительным сделкам. Такая же правоприменительная схема использовалась судами и при наличии двух последовательных недействительных сделок, т. е. тогда, когда имеет место не только недействительная сделка, по которой приобретатель неправомерно завладел имуществом, но и сделка, совершенная этим приобретателем позднее, и связанная с дальнейшим отчуждением данного имущества следующим приобретателям. Результатом применения п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ становился возврат имущества первоначальному владельцу – собственнику.
Однако Конституционный Суд РФ в рассматриваемом Постановлении развенчал универсальный характер норм, предусмотренных п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, сложившийся в ходе их длительного применения судами, и указал, что эти нормы следует применять с учетом ст. 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. К таким «иным» последствиям нарушения Конституционный Суд отнес возможность истребования имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ). Но поскольку возможность такого истребования ограничена добросовестностью приобретателя, установленной ст. 302 ГК РФ, то применение механизма защиты прав, предусмотренного в п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, в случае наличия добросовестного приобретателя, также оказалось весьма ограниченным.
Таким образом, Конституционный Суд сделал вывод, что при рассмотрении спора о признании недействительными сделок по отчуждению имущества, когда признаются недействительными последовательные сделки, не следует применять нормы п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, если судом будет установлено наличие добросовестного приобретателя.
На рассматриваемое Постановление Конституционного Суда РФ другие суды (общей юрисдикции и арбитражные) дружно отрапортовали массовыми отказами в исках о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности. При этом под одну гребенку попадают и иски, в которых заявители просят признать недействительной сделку и применить двустороннюю реституцию, и иски, в которых заявители просят только о признании недействительной сделки (без двусторонней реституции). Очень часто такое положение обусловлено тем, что суды вырывают из контекста Постановления № 6-П некоторые моменты, делая на их основе выводы, не вписывающиеся в общий смысл данного в нем толкования.
Так, часто суды отказывают в иске руководствуясь следующими доводами Постановления.
«Когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества, и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке статьи 167 ГК Российской Федерации должно быть отказано» (выделено автором).
«Права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации» (выделено автором).
И в этом потоке отказов в исках за пределами внимания как сторон споров, так и правоприменителей остаются два обстоятельства.
Почему-то никто не обращает внимания на то, что в последнем абзаце п. 1 Постановления Конституционного Суда РФ № 6-П есть ссылка на ст. 74 Федерального Конституционного Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», согласно которой Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановления и дает заключения только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта или компетенции органа, конституционность которых подвергается сомнению в обращении.
Согласно абзацу 3 п. 1 Постановления № 6-П в своих жалобах заявители утверждают, что содержащиеся в пунктах 1 и 2 ст. 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части, устанавливающей обязанность каждой из сторон возвратить все полученное по сделке, не позволяют добросовестным приобретателям защитить свои имущественные права.
Таким образом, Постановление Конституционного Суда РФ № 6-П содержит в себе конституционно-правовое толкование норм права, содержащихся в п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, лишь в части возможности применения двусторонней реституции. Следовательно, по искам, в которых требование о двусторонней реституции не заявляется, а заявляется лишь требование о признании сделки недействительной, рассматриваемое конституционно-правовое толкование не применяется, и у суда есть полноценная возможность (и даже обязанность) рассмотреть спор и (при наличии прочих оснований) признать сделку недействительной. И без какой-либо оглядки на рассматриваемое Постановление Конституционного Суда.
В противном случае, при наличии отказа в иске о признании сделки недействительной, или даже при отсутствии решения суда по этому вопросу, применить виндикацию невозможно, т. к. основание приобретения незаконным владельцем спорного имущества будет оставаться юридически действительным. Такое положение недопустимо, т. к. лишает собственника любой возможности защитить свои права.
Второй момент, не затронутый судебной практикой, состоит в том, что спорное имущество можно истребовать даже у добросовестного приобретателя, если оно было утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество в любом случае.
В случае, когда при рассмотрении спора по иску о признании недействительной сделки и применении двусторонней реституции судом будет установлено наличие отмеченных обстоятельств (выбытие имущества помимо воли или безвозмездность), то конституционно-правовое толкование норм, изложенных в п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, также не подлежит применению, т. к. права добросовестного приобретателя в указанных случаях не подлежат защите ст. 302 ГК РФ.
Подводя итог вышеизложенному, хочется высказать надежду на то, что собственники, добросовестные приобретатели, суды будут внимательнее при применении Постановления Конституционного Суда РФ № 6-П от 21 апреля 2003 года. В противном случае, как в известном телесериале, истина так и будет оставаться где-то рядом.
В свою очередь хочется отметить, что на страницах нашего сайта мы еще неоднократно будем возвращаться к теме применения реституционных и виндикационных способов защиты гражданских прав.

Адвокат Кузнецов В. А.

 

2018 © Адвокатская контора "Третьяков и партнеры" — сопровождение процедуры банкротства предприятий. Rambler's Top100

статьи